Айвазовский Иван Константинович

Сайт о жизни и творчестве художника

 
   
 

VIII. Восьмидесятые годы. Страница 1

1-2-3-4-5-6-7-8-9

Айвазовский глубоко чувствовал и мастерски изображал широкие просторы моря и высокого неба; все это он воспринимал в живом движении, в бесконечной изменчивости форм: то в виде ласковых, спокойных штилей, то в образе грозной, стихийной, всесокрушающей силы. Ему были понятны и доступны скрытые ритмы движения морской волны, он чутьем художника постиг их и с неподражаемой правдой умел их передать в образах увлекательных и поэтических.

С не меньшим совершенством, чем морскую стихию, Айвазовский писал воздушный океан. В построении своих марин он уделял много внимания небу, часто строя композицию картин с очень низким горизонтом; и членением холста он как бы фиксировал наше внимание на большой плоскости, занятой изображением неба.

Айвазовский изучил и прекрасно передавал все разнообразие и богатство форм облаков и состояния воздуха над морем. Он любил высокое, яркое полуденное небо с легкими, тающими в воздухе облаками. Он часто писал пламенеющее золотом или пурпуром небо в предзакатный час летнего вечера; высокое, сияющее, оно создает в его картинах впечатление щедрого богатства природы.

Еще чаще изображал Айвазовский грозовое небо, покрытое мрачными, мчащимися -в ураганном беге черными тучами. Движение воздушных масс, разнообразие и красоту облаков и туч, их грозное, стремительное движение или тихое сияние на горизонте он глубоко чувствовал и придавал большое значение правдивой передаче их.

Небо в картинах Айвазовского не только помогает раскрытию сюжета, оно само по себе часто является основным эмоциональным содержанием многих его картин.

Неповторимо изображение неба в ночных маринах Айвазовского. Лунная ночь на море, восход луны — эта тема проходит через все творчество Айвазовского. Эффекты лунного -света, самую луну, окруженную легкими прозрачными облаками или проглянувшую сквозь разорванные ветром тучи, он умел изображать с иллюзорной точностью. Но не только в этом сила искусства Айвазовского. Его образы ночной природы — это одно из самых поэтических изображений природы в живописи. В этих картинах проявилась музыкальная одаренность Айвазовского.

Редким даром вызывать живописными образами близкие им музыкальные ощущения было наделено искусство Айвазовского и в молодости и на склоне его дней. «Музыка» произведений Айвазовского заключена не в отвлеченном гармоническом сочетании линий или масс, а в богатстве ассоциаций, воспоминаний, переживаний, вызываемых его картинами у зрителей.

Образы картин Айвазовского обращены к внутреннему, миру человека, рождая в нем отклик, подобный тому, который вызывает музыка. Эта особенность произведений художника указывает вместе с тем на важнейшее достоинство творчества Айвазовского — оно в самой основе своей гуманистично.

Существенным достижением Айвазовского было то, что он впервые изобразил природу в постоянном движении, в непрерывной изменчивости. Он показал и гармонию в природе, но с особым проникновением показывал он ее в динамике, в столкновении ее могучих сил.

В 1881 году Айвазовский написал одно из своих основных произведений, полное величия и силы, — «Черное море» (Третьяковская галлерея).

Внешне картина «Черное море» настолько проста, что ее невозможно описать, и вместе с тем это одна из наиболее выразительных картин Айвазовского. Сам Айвазовский, конечно, прекрасно сознавал значение этого произведения, отсюда, надо думать, и произошло необычайное название картины — «Черное море».

Первоначально она имела иное название — «На Черном море начинает разыгрываться буря». Но оно не удовлетворяло Айвазовского, так как говорило только о внешнем состоянии природы. А он чувствовал и понимал, что в этом произведении ему удалось написать нечто большее, чем обычную в его творчестве марину: ему удалось создать синтетический образ Черного моря, включающий в себя многие отличительные его черты.

Море изображено в серый ветреный день. Небо покрыто облаками. Весь передний план картины заполнен идущими от горизонта волнами. Они движутся гряда за грядой и своим чередованием создают особый ритм и величавый строй всей картины.

Суровой простоте содержания картины полностью отвечает сдержанная красочная гамма ее, построенная на сочетании теплых серых тонов неба и глубокого зелено-синего цвета воды. Знание изображаемой природы и проникновенное понимание ее, скупая расчетливость живописных приемов — все это определило появление глубоко правдивой, полнокровно реалистической картины, поставившей имя Айвазовского в один ряд с передовыми мастерами русского реалистического искусства и обеспечившей ему широкое всенародное признание.

Полный переход Айвазовского на реалистические позиции, совершившийся в 60—70-х годах, свидетельствует о внутренней близости художника к передовому, прогрессивному реалистическому русскому искусству. Это важнейшее в творческом развитии Айвазовского явление было завершением длительного процесса развития его творческой индивидуальности и привело художника к новым вершинам мастерства в картине «Черное море».

Эта картина свидетельствует о том, что Айвазовский умел видеть красоту близкой ему стихии не только во внешних эффектных проявлениях, а и в едва уловимом, строгом ритме ее дыхания, в скрытой, потенциальной мощи ее.

В картине «Черное море» Айвазовский с особой изобразительной ясностью и художественной правдой сумел передать внешний рисунок ритмического чередования черноморских волн, но что важнее — он сумел сообщить ему неотъемлемое от зрительного образа шумовое звучание, ассоциирующееся с музыкальным ритмом.

Картина «Черное море» в этом отношении настолько эмоционально насыщенна, что ее образ невольно вызывает в нашей памяти ритм мелодий из программных произведений музыканта-мариниста Римского-Корсакова: «Море», «Садко», «Шехерезада». И в этом мы видим особое очарование картины Айвазовского «Черное море».

Художественная общественность того времени ясно почувствовала все это, и ее отношение к картине вылилось в необычном для сдержанного И.Н. Крамского отзыве о ней.

Он так написал о новом произведении И.К. Айвазовского: «Между 3—4 тысячами номеров, выпущенных Айвазовским в свет, есть вещи феноменальные и навсегда такими останутся, например: «Море» у Третьякова, написанное 4 года назад (т.е. когда человеку было уже более 70 лет); все помнят эту картину, бывшую на последней его [Айвазовского] выставке в Академии. На ней ничего нет, кроме неба и воды, но вода — это океан беспредельный, не бурный, но колыхающийся, суровый, бесконечный, а небо, если возможно, еще бесконечнее. Это одна из самых грандиозных картин, какие я только знаю. В начале октября многие из художников были в Москве, и мы все пошли в галерею Третьякова, и вот здесь-то, в таком собрании, мы были поражены смыслом и высокой поэзией этой картины. Все это, впрочем, только мимоходом, Айвазовский и кроме того имеет право на внимание к себе со стороны истории.1


1 «И.Н. Крамской. Его жизнь, переписка и художественно-критические статьи», 1888, стр. 514.—515.

Предыдущая глава

1-2-3-4-5-6-7-8-9


 
   
 

При перепечатке материалов сайта необходимо размещение ссылки «Айвазовский Иван Константинович. Сайт художника»