Айвазовский Иван Константинович

Сайт о жизни и творчестве художника

 
   
 

II. Академия художеств. Страница 1

1-2-3-4

II. Академия художеств

Путь из Симферополя в Петербург в то время был долгий. Айвазовский ехал на лошадях, с длительными остановками. Во время остановок он рисовал. Сохранился один из альбомных рисунков — «Вид Екатеринослава». На листке бумаги изображена перспектива главной улицы города, идущей в гору. По бокам — городские постройки, церкви, дома; по улице снует народ, едут экипажи. Все это исполнено с искренностью и жизненностью, которые искупают многие технические промахи молодого художника.

Айвазовский отправился в Петербург с семейством Варвары Аркадьевны Башмаковой, урожденной княжны Италитской, графини Суворовой-Рымникской. С этой семьей он и в дальнейшем сохранил дружеские отношения. Видимо, В.А. Башмакова с добрым чувством следила за развитием талантливого мальчика, привезенного ею из Крыма в Петербург. Она сохранила его детский, ничем, в сущности, не примечательный рисунок и позднее, когда Ваня Айвазовский стал Иваном Константиновичем, сделала на рисунке следующую надпись: «Рисовал для меня Ив. Конст. Айвазовский с натуры Екатеринослав в 1834 году на пути в П-бург с В.А. Башмаковой». Надпись сделана была, видимо, много лет спустя после исполнения рисунка, так как дата указана ошибочно1.

Нет больше никаких сведений о приезде Айвазовского в Петербург и его поступлении в Академию художеств, но можно утверждать, что впечатления от Эрмитажа, академического музея и от всего, что он впервые увидел в столице, способствовали быстрому творческому развитию художника.

Ко времени развития дарования Айвазовского русская пейзажная живопись уже имела вполне развитые формы, сложившиеся в традициях классического искусства. В конце XVIII — начале XIX века работали выдающиеся мастера пейзажной живописи.

Одним из первых русских мастеров пейзажа был Семен Федорович Щедрин (1745—1804). Его искусство при наличии высокого профессионального мастерства было в основном посвящено изображению дворцовых парков Павловска, Гатчины, Петергофа. Декоративные панно художника вносили дыхание природы в парадные залы дворцов. Ф.Я. Алексеев (1753—1824) избрал иной род живописи. Он был мастером городского пейзажа. M.М. Иванов (1748—1823) посвятил свое творчество изображению исторических мест. Он много путешествовал . В 1780 году был прикомандирован к Потемкину для изображения «достопримечательных мест» на юге России, на Кавказе и в Крыму2. В эти же годы в Италии работал в строгом академическом плане классического пейзажа Ф.М. Матвеев (1758—1826).

Из академического класса M.М. Иванова в 1818 году вышел выдающийся русский художник-пейзажист Сильвестр Щедрин. Академия для усовершенствования послала его в Италию — родину классического пейзажа. Творчество художника-новатора Сильвестра Щедрина (1791—1830) привлекло внимание Айвазовского еще в первые годы обучения в Академии художеств.

В небольших картинах, написанных Щедриным в Италии на берегу моря, Айвазовский увидел живой блеск и трепет воздуха, освежающую влажность морского бриза, подлинную атмосферу и тонкую красочность южной природы. Все это было ему близко и дорого, напоминало природу далекого Крыма.

Профессор M.Н. Воробьев, в класс которого был определен Айвазовский, воспитал многих художников. Ученик двух выдающихся русских пейзажистов — Ф.Я. Алексеева и M.М. Иванова, M.Н. Воробьев был крупным представителем пейзажной живописи начала XIX века. Творчество его было многосторонне, он умел изображать все: от «достопримечательных мест», увиденных в путешествиях, до военных парадов на городских площадях, от городских перспектив до морских видов.

Творчество Воробьева интересно не только сюжетной стороной или строгим мастерством. Оно значительно еще и тем, что в нем были заложены элементы нового в то время направления в живописи — романтического, ярким представителем которого в середине XIX века,. в первой половине своей жизни, стал Айвазовский.

Лунные ночи на Неве в изображении Воробьева с прекрасно переданными эффектами отраженного в воде света луны, с туманными ночными далями отличаются одухотворенностью выражения и подлинным поэтическим чувством. Одна из последних картин Воробьева, «Буря, разбивающая дуб» (Третьяковская галлерея), для понимания этой стороны в его творчестве особенно интересна. «В ней живописец стремился выразить на полотне состояние собственного духа. Сила вихря ощущается во мраке налетающих одна на другую туч, из них прорывается белый резкий луч — зигзаг молнии, обращающий в щепы дуб на берегу моря»3.

Воробьевым, что особенно интересно, были написаны первые русские марины и морские баталии: «Вид Одессы», «Буря на Черном море», «Русский флот под Варной», «Взрыв под Варной» и ряд других картин. Наиболее крупные русские маринисты — И.К. Айвазовский, Л.Ф. Лагорио, А.П. Боголюбов — вышли из мастерской M.Н. Воробьева.

Трудно установить масштаб и границы воздействия творчества Воробьева на развитие дарования молодого Айвазовского. Во всяком случае, оно было гораздо более ощутимым и плодотворным, чем об этом принято думать. В содержании морских баталий и марин Айвазовского имеется немало точек соприкосновения с его творчеством. Это влияние сказывалось не только в годы ученичества молодого художника, но и в позднейшее время. Одной из важных особенностей творчества Воробьева было отсутствие декоративности, стремление к конкретности, к точности изображения, что являлось крупным шагом вперед в сравнении с искусством русских пейзажистов конца XVIII века. Он внимательно изучал обстановку, в которой развертывались события, он делал ряд детальных рисунков местностей; работая над батальными картинами, он изучал конструкцию военных кораблей, тщательно зарисовывая детали их оснастки в путевые альбомы.

Круг его интересов был очень велик. Во время путешествия в Малую Азию, плавая в Архипелаге, Воробьев много рисовал, любовно исследуя остатки античных поселений на островах. Его интересовали древние архитектурные памятники и надгробные надписи. Все это с большим вниманием и высоким графическим мастерством он изобразил в своих путевых альбомах.

Творческий опыт Воробьева нашел отражение и дальнейшее развитие в искусстве его ученика Айвазовского. Это сказалось не столько в непосредственном следовании живописным приемам учителя (хотя и эти моменты наблюдаются в ранних академических работах), сколько в широте и разнообразии художественных интересов.

Нет сомнения, что интерес к археологическим памятникам и древней архитектуре, какой был привит Айвазовскому жизнью и средой, окружавшей его с детства в Феодосии, получил развитие и укрепился в мастерской Воробьева.

Несмотря на бесспорно положительное значение занятий у Воробьева, Айвазовский не сразу нашел свой путь в искусстве. Круг его интересов в молодости был очень широк, хотя в основном и не выходил за рамки пейзажа. Он изучал живопись художников недавнего прошлого и своих современников. Вспоминая о годах ученичества, он указывал, что на развитие его дарования повлияло изучение работ Сильвестра Щедрина, К.П. Брюллова, Ф.А. Бруни, Ж. Гюдена4, а из классиков маринистической живописи он особенно высоко ценил работы И. Схотеля, Е. Бакхейзена и К. Лоррена. В те годы в Академии художеств изучение классического наследия шло параллельно с копированием работ выдающихся мастеров прошлого. Копирование в процессе обучения занимало большое место. О нем вспоминает Айвазовский как о методе положительном.

Уже в 1834 году, через год после поступления в Академию, он написал копию в размере оригинала с одной из лучших картин С, Щедрина — «Вид Амальфи близ Неаполя»5. Возможно, что выбор оригинала был сделан не самостоятельно, а по совету А.Р. Томилова6, принимавшего живое участие в развитии дарования молодого художника.


1 Позднее этот рисунок вернулся в семью Айвазовских, откуда он поступил в Феодосийскую галерею.
2 M.М. Иванов во время путешествия по Тавриде был и в Феодосии. Он сделал несколько акварельных работ с феодосийских древностей и одну большую композицию акварелью, представляющую панорамный вид города с точным изображением многих исторических памятников, позднее разрушенных. Акварель хранится в Государственном Эрмитаже.
3 П.Н. Петров, M.Н. Воробьев и его школа, «Вестник изящных искусств», вып. 4, 1888.
4 Н. Рамазанов в книге «Материалы для истории художеств в России» (М., 1863, стр. 237) сообщает о близком знакомстве Айвазовского с Гюденом. Имя французского мариниста не раз упоминается в «Автобиографии» Айвазовского.
5 Копия с картины С. Щедрина «Амальфи», написанная Айвазовским, хранится в Калининской картинной галерее, куда она поступила из бывшего имения А.Р. Томилова.
6 А.Р. Томилов — коллекционер и меценат первой половины XIX века. Выдающиеся художники того времени собирались в его доме. Среди них был начинающий Айвазовский. По отзывам Айвазовского, «он многим обязан ему [Томилову] в своем первоначальном художественном развитии и сохраняет о нем самое сердечное воспоминание» (Ф.И. Булгаков, Айвазовский и его произведения, стр. 9).

Предыдущая глава

1-2-3-4


промышленные установки обратного осмоса

 
   
 

При перепечатке материалов сайта необходимо размещение ссылки «Айвазовский Иван Константинович. Сайт художника»