Айвазовский Иван Константинович

Сайт о жизни и творчестве художника

 
   
 

I. Детские годы. Страница 1

1-2

Первые картинки, виденные мною, когда во мне разгоралась первая искра пламенной любви к живописи, были литографии и гравюры (очень плохие), изображающие подвиги героев в исходе двадцатых годов, сражавшихся с турками за освобождение Греции; к первому моему ребяческому лепету примешивались имена Баболины, Канариса, Миаули и др.»1 такими словами Айвазовский рассказал о своем знакомстве с произведениями искусства. Картинки, так запомнившиеся Айвазовскому, произвели на него впечатление, видимо, не столько изобразительной силой искусства, сколько своим содержанием.

Борьба небольшого угнетенного греческого народа с сильной в военном отношении Турцией, жестоко эксплуатировавшей Грецию и варварски подавлявшей всякую попытку к сопротивлению, вызывала глубокое сочувствие всего прогрессивно мыслящего человечества. Байрон стоял во главе отряда волонтеров, помогавшего Греции в неравной борьбе.

Он умер в Миссолунги в 1824 году. «Какая поэтическая смерть!.. Он предчувствовал, что прах его примет земля, возрождающаяся к свободе...

Завидую певцам, которые достойно воспоют его кончину... Греция древняя, Греция наших дней и Байрон мертвый — это океан поэзии»2, — писал Вяземский в те годы. В «Автобиографии» Айвазовского сказано: «Впоследствии времени я узнал, что сочувствие к грекам, свергавшим турецкое иго, высказали тогда все поэты Европы: Байрон, Пушкин, Гюго, Ламартин...»3. Это были годы, когда Э. Делакруа написал свою «Резню на Хиосе».

В Крыму освободительная борьба греческого народа нашла особенно живой отклик, так как совсем недавно города крымского побережья, в том числе и Феодосия, были во власти Турции. Феодосия служила для Турции опорным пунктом совместных с татарским ханством набегов на славянские земли, на Украину, Россию, Польшу и Венгрию.

Феодосия — один из древнейших городов нашей страны. Она насчитывает свыше 2500 лет исторического существования. Жизнь в этих местах в различные эпохи то бурно развивалась, то замирала и еле теплилась. От далекого прошлого в городе сохранилось большое количество исторических памятников, еще больше их хранится в толще феодосийской почвы.

Сохранились рисунки и планы старой Феодосии, времени присоединения Крыма к России, которые дают полное представление о внешнем облике города в конце XVIII века. Из Крыма совсем недавно были изгнаны турки, триста лет державшие его в кабале, и город хранил следы военных разрушений и запустения.

Академик П.С. Паллас, посетивший Феодосию в 1793 году, через десять лет после присоединения Крыма к России, пишет о ней: «Феодосия имеет прекрасное и особенно для торговли выгодное положение. Но во время последней турецкой войны она совсем почти обезлюдила, и теперь почти все пространство ее, за исключением двух маленьких кварталов, представляет огромную, возбуждающую чувство сожаления, кучу мусора»4.

От города осталась лишь древняя крепость. Казалось, существованию его настал конец. Только в последние годы XVIII века жизнь в разоренной Феодосии несколько наладилась5. В такой оживающий город в начале XIX века переселилась семья Айвазовских.

В «Автобиографии» Айвазовский очень немного рассказал о своих родителях и времени их переезда в Феодосию: «Айвазовский-отец, вследствие семейных несогласий со своими братьями, в молодости переселился из Галиции и жил в Валлахии и Молдавии, занимаясь торговлею. Он знал в совершенстве языки: турецкий, армянский, венгерский, немецкий, еврейский, цыганский и почти все наречия нынешних дунайских княжеств. Затем, переселясь в Крым, Айвазовский-отец лишился здесь большой части своего состояния вследствие чумы, свирепствовавшей в Феодосии в 1812 году. В эпоху рождения младшего своего сына Константин Айвазовский был далеко не богат, поддерживая семейство хождением по тяжебным делам и незначительными торговыми оборотами, имея, однако же, собственный домик в Феодосии». О происхождении отца Айвазовского имеются и такие сведения: «... в половине прошлого [XVII] столетия фамилия Айвазовских явилась в Галиции, где ближайшие родственники нашего знаменитого художника живут и до сих пор, владея там земельною собственностью. Отец Ивана Константиновича, Константин Григорьевич, исповедовал армяно-григорианскую религию. По своему времени он был человек весьма развитой, знал основательно несколько языков и отличался живым умом, энергическим характером и жаждою деятельности...»6. Литературные сведения о предках Айвазовского очень скудны, да к тому же противоречивы. Никаких документов, которые могли бы внести ясность в родословную Айвазовских, не сохранилось.

По воспоминаниям Айвазовского известно, что его отец, поселившись в Феодосии, «женился на молодой красавице армянке». От этого брака 17 июля 1817 года родился третий, младший сын, будущий художник Иван Константинович Айвазовский.

Ко времени рождения младшего сына семья Айвазовских была в очень бедственном положении. Тяжелое положение семьи вынудило отца занять должность базарного старосты, а мать — ходить на поденную работу в богатые семьи и заниматься рукоделием на продажу.

Сохранилась легенда о том, что будущий художник в раннем детстве служил «мальчиком» в кофейне. О нужде в семье говорят и занятия отца художника, а также то, что у начинающего художника не было не только красок, но и карандашей и бумаги и он рисовал самоварным углем на беленных известкой стенах домов и на заборах.

Это подтверждается двумя автобиографическими рисунками, сделанными Айвазовским в старости. На одном изображен мальчик, рисующий строй солдат. На верхней части листа нарисован домик и собака у порога; слева, в стороне, нарисован кораблик. На другом рисунке изображен мальчик, рисующий на стене громадную фигуру солдата с ружьем на плече и группу стариков, стоящих за спиной художника и с изумлением наблюдающих за его занятием. В просвете показан широкий Феодосийский залив со шхуной на нем7.

Ранние годы Айвазовского протекали у моря, так же как детство большинства ребят в южнорусских городах того времени. Море определяло весь уклад их жизни. Придут ли издалека торговые шхуны, выгружают ли рыбаки богатый улов, сушат ли сети на берегу — ребята снуют здесь же, стараются помочь взрослым, с изумлением разглядывают редкие экземпляры рыб, жадно ловят каждое слово моряков, рассказывающих о приключениях в открытом море, о далеких краях.

Хорошо море, когда смотришь на него с окрестных гор или с вершины Митридата, как назвал позднее Айвазовский холм на окраине города, где стоял дом, в котором он родился. Ребята любили бродить по его склонам. В глинистых размывах холма после дождей они находили древние монеты со странными изображениями рыб, хлебных колосьев, фантастических крылатых львов и каких-то странных веселых уродцев. Дети подбирали тонкие черепки черных глиняных ваз с прочерченными острой кисточкой красивыми фигурками людей, дельфинами и замысловатыми орнаментами.

Много позднее художник вспоминал, как в Феодосийский музей древностей доставили из Керчи огромную каменную плиту с изображением такого же крылатого льва, каких он видел на позеленевших от времени монетах, а из Тамани привезли двух огромных мраморных львов, поднятых со дна моря. Все это были предметы манящие, загадочные. Простые люди слагали, глядя на них, страшные легенды, а в душе ребенка они будили представления о давно прошедшей жизни, полной таинственности, романтики и подвигов героев.

Он с детства слышал народную молву о далеком прошлом Феодосии, когда городом владели греческие купцы-мореходы, заходившие на своих кораблях в Черное море из далекой Греции и строившие свои города в крымских гаванях. Это их монеты дети находили в земле; черепки их ваз они относили в музей, к одному из первых русских краеведов начала XIX века — С.M. Броневскому. Все это как-то переплеталось в детском уме будущего художника с рассказами о современных ему героях освободительной борьбы греческого народа с турками, сообщало ценность и реальность рассказам о далеком прошлом.


1 «Русская старина», 1878, т. XXI, стр. 654. В журнале «Русская старина» (1878, т. 21, стр. 649—674; т. 22, стр. 423—444; т. 23, стр. 55—74 и 281—306, а также 1881, т. 31, стр. 411—436) напечатаны автобиографические воспоминания И.К. Айвазовского, записанные И. П. Каратыгиным: «Иван Константинович Айвазовский и его XLII-летняя художественная деятельность». В дальнейшем ссылка на эти статьи в тексте будет обозначаться: «Автобиография».
2 Цитируется по книге А.Г. Цейтлина «Творчество Рылеева», АН СССР, 1955, стр. 210.
3 «Русская старина», 1878, т. 21, стр. 654.
4 Такой изображена Феодосия на акварели художника Гейслера, воспроизведенной в книге академика П.С. Палласа «Путешествие по разным провинциям Российской империи».
5 Возрождению Феодосии в значительной степени способствовали права порто-франко, предоставившие ее порту в 1798 году право беспошлинного ввоза и вывоза товаров, а также льготы на застройку вновь прибывающим в город жителям.
6 «Правительственный вестник», 1887, №209.
7 Первый рисунок хранится в Феодосийской галлерее. Местонахождение второго неизвестно. В Феодосийской галлерее хранится фотография со второго рисунка, поступившая от семьи художника.

Предыдущая глава

1-2


 
   
 

При перепечатке материалов сайта необходимо размещение ссылки «Айвазовский Иван Константинович. Сайт художника»